Домой Поиск по сайту Напишите нам письмо

Про восточные единоборства


Поиск по сайту

Содержание:

  • Социологический подход к анализу сов...
  • История формирования и развития боев...
  • История капоэйры
  • Происхождение и развитие боевых иску...
  • История таэквон-до
  • Ушу
  • Женская самооборона
  • Правда и ложь о женской самообороне
  • Ушу: в поисках истинной традиции
  • Происхождение боев без правил
  • История Савата (французского бокса)
  • История каратэ-до
  • Женская борьба и секс
  • О женском поединке
  • Сиамское коленоприкладство
  • Гунфу: мифы боевых искусств Китая
  • Боевые искусства России
  • Из истории единоборств
  • Про восточные единоборства
  • Интегральное боевое искусство
  • Что такое боевое искусство?
  • Русский стиль для личной безопасност...
  • Про восточные единоборства

    "О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
    Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд".
    Киплинг.

    Понятие боевого искусства в нашем сознании прочно увязано с Востоком. "Восточные единоборства" термин привычный и не режет наш тренированный различными казусами и нелепостями слух. Сравните, например, как слышалось бы "Северные многодраки"! Впрочем, отдадим должное героям многочисленных анекдотов (чукчам), они до такой нелепицы не опустились. Приставка "До", которая автоматически подразумевает древнюю традицию и мистические корни, уже стала темой для пародий, типа "дзю-после". Осталось выяснить, что такое дзю-между и где оно, собственно, находится. А вот как называть крутого парня в кимоно, так до конца и не решили: каратист, каратэист, каратэ-доист, каратэ-ка или каратэ-дока, особенно если он о-очень большой дока и уже дорос до "сенсея", что в наше время является вполне уважаемой и известной профессией. Кстати, всё пытаюсь выяснить, почему восточные коллеги экспортировали к нам только "сенсеев" и "сейканов", и где по дороге потерялись весьма известные на Востоке "кохаи"? Зато сенсеев не пожалели и набили ими нишу боевого искусства до отказа. Почему-то нам кажется, что, называя вещь на иностранный манер, мы изменяем ее сущность, делаем солидней и значимей. Так убийца становится киллером, магазин - супермаркетом, а тренер - сенсеем. Профессию "сенсей" сегодня можно вынести на визитку или другой официальный документ. "Съемочная группа благодарит такого-то, такого-то и, лично, сенсея…" "Автор выражает признательность такому-то, такому-то и сенсею…" Похоже, лет через сто сенсей просто станет частью фамилии, напоминая приставку "де" во Франции или "фон" в Германии, обозначающую знатность рода. Де Бражелон, Фон-Манштейн, Сенсей-Пупкин Вася. На тренировках в зале боевого искусства ударов руками или ногами уже не осталось. К чему опускаться до такой прозы жизни! Вместо них в до-дзе сплошная поэзия из "гери", "цуки", "вадзы", которые делаются под команду уже упоминавшегося "сенсея": "ити", "ни", "сан", перемежаются таинственным "муварэ" и заканчиваются полным "яме". Жалко, конечно, несчастный русский язык, но, что поделать?

    Мировой авторитет Востока в вопросах мордобойного характера и наша традиционная тоска по экзотике делают свое дело медленно, но верно. Создается впечатление, что на западе Евразии не то, что ногу от пола поднять, кулак сжимать не умели, пока восточные коллеги их, а заодно и нас, этому не научили.

    На фоне общего ажиотажа не так заметны отдельные фактики. Например, получившие по физиономии ученики школы каратэ скопом отправляются на тренировки по боксу, где им приходится очень даже несладко. Против отточенного хука в подбородок не помогают ни ци, ни шень, ни поклоны, ни этикет. Сенсей, преподающий дзю-дзюцу, на поверку оказывается мастером спорта по вольной борьбе, а у главы крупной федерации каратэ любимый удар - апперкот (память о молодых годах на ринге). Мелочи, но характерные! Впрочем, за что я люблю боевое искусство, так это за то, что при огромном количестве условностей, изживших ритуалов и непонятно откуда взявшихся традиций у него есть одно простое, но действенное средство проверки истинности - схватка, бой, спарринг, на худой конец кумитэ, если обойтись без чужих терминов совсем уж невмоготу. Опыт же боев говорит о том, что в жесткой схватке бойцы западных стилей единоборств не менее опасны, чем их восточные коллеги. Апофеозом стали бои без правил, которые, кроме побед борцов на восьмиугольнике, преподнесли еще один любопытный результат. На одной из первых встреч против Грейси вышел японец и… сразу проиграл схватку. После этого практически ни один восточный боец не почтил присутствием данное место (был, кажется, еще один метис, что, в принципе, не меняет общей картины). Вместо этого честь каратэ и дзю-дзюцу, тхеквондо и ушу тайский бокс защищали англосаксы и латиноамериканцы, славяне и негры. Василий Иванов, стиль дзю-дзюцу, против Вильяма Смита - кунг-фу! Первый явно занимался самбо, а второй вылитый боксер. Юмор, да и только!

    Давайте смотреть на проблему комплексно и без привычных штампов. Боевое искусство формировалось как на Востоке, так и на Западе. Бокс, вольная и классическая борьба - вполне самодостаточные системы, которые заслуживают не меньшего внимания и уважения, чем набившие оскомину ушу и каратэ. Западные стили единоборств имеют свои особенности, свою историю и свою логику развития, отличающуюся, естественно, от восточного подхода. Разница между этими единоборствами существенная и касается далеко не только ритуалов любой степени сложности. Если японцы привыкли кланяться перед схваткой, в боксе пожимают перчатки соперника, а в славяно-горице перед тренировкой молятся Перуну, это их дело и пускай этими особенностями занимаются культурологи. Мне же, как инструктору, было интереснее разбираться в том, кого, для чего и как готовили на разных концах Евразии, на Западе и на Востоке. Сразу надо оговорится, что сами понятия Запад - Восток в данной статье несколько условные и больше указывают на место формирования таких подходов. Так, например, дзюдо и таэквондо, которые сформировались сравнительно недавно, по большей части кроились уже не по восточным, а по западным меркам, и причислять их к восточным стилям единоборств было бы не совсем верно. В принципах подбора техники и в методике тренировок у них гораздо больше общего с вольной борьбой и боксом соответственно. Сходство же с окинавским каратэ, дзю-дзюцу и ушу ограничивается, подчас, лишь традиционной одеждой да специфической терминологией.

    О соревнованиях и не только о них

    "Борьба как вид спорта представляет собой единоборство двух соперников по определенным правилам".
    В. М. Игуменов, Б. А. Подливаев "Спортивная борьба".

    Кого и для чего готовили в спортзалах на Западе? Основа западной методики - это подготовка бойца для соревнований. Соревнования, в сущности, являются встречей между примерно равными противниками с целью выяснить кто "быстрее, выше, сильнее" по заранее оговоренным правилам. И важно не то, что соперничают, желание проверить навыки и выяснить уровень собственных достижений свойственно любому человеку, а то, что на соревнованиях по единоборствам навыки проверяются на примерно равном противнике. Нехитрое правило: чем опытнее противник вам противостоит, тем меньше в бою можно экспериментировать, и тем надежнее должна быть техника, которую вы применяете. На соревнованиях, по какому бы стилю единоборств они ни проводились, по борьбе, кекусин-кай или по тайскому боксу, приходится довольствоваться самым элементарным, проверенным и эффективным. За редким исключением, вы не увидите там сногсшибательных и зрелищных приемов. И дело не в том, что спортсмены не умеют, а в том, что такие приемы и техники слишком опасны не столько для противника, сколько для того, кто их проводит. Регулярная практика соревнований по единоборствам быстро сокращает технический арсенал до необходимого в схватке с равным противником минимума. А этот минимум доводится до максимально возможного совершенства. Соревнования это прагматизм, прагматизм и еще раз прагматизм, доведенный до уровня искусства!

    В противоположность Западу, на Востоке соревнований, до недавнего времени, не знали, контакты между школами единоборств, особенно в плане спаррингов, не поощрялись, и встречи с равным по уровню противником были скорее исключением, чем правилом. Поэтому технику отсчитывали не от равного противника, а от условного нуля, то есть от человека, который боевым искусством вообще не занимался. Что можно сделать в бою с неопытным противником? Во всяком случае, гораздо больше, чем с подготовленным бойцом. Отсюда берет начало обширность технических арсеналов восточных стилей единоборств. Блоки и удары насчитываются десятками, броски никак не меньше 108 и так далее. Зато на Востоке избежали узкой специализации, присущей Западу. От неподготовленного человека можно ожидать что угодно, любого "выверта". Никто не знает, что ему может прийти в голову: ударить кулаком, пнуть в коленку или вцепиться в горло. Эту непредсказуемость и нестандартность в восточных школах боевого искусства в противоположность западным стилям единоборств учитывали. Вольный борец, выходящий на ковер, уверен, что кулаком в нос ему не заедут, и к защите от ударов вообще не готовится. На ринге бой останавливается, когда два боксера, перехватывая друг другу руки, сходятся в клинче. После этого начинается уже работа судьи по растаскиванию не в меру ретивых бойцов. Восточная подготовка таких "допусков" не знала. В любой школе дзю-дзюцу преподавался ограниченный, но все же набор ударной техники. Верно и обратное. Если в школе упор делался на ударную технику, все равно одновременно с ней изучались способы освобождения от захватов и элементарные броски. Одним словом, технические арсеналы западных стилей единоборств ограничены, но действенны, восточных стилей единоборств - широки, но не слишком эффективны.

    Небольшое отступление "на злобу дня". В наше время принято критиковать спортивные стили единоборств за деградацию на том основании, что в боксе, например, из всех возможных ударов кулаком осталось только три, дзюдо довольствуется 40 основными бросками, а таэквондо даже близко не напоминает корейское искусство 2000 ударов ногами. Одним словом, довели спортсмены боевое искусство до ручки, до ножки, дальше некуда! Дело, кажется, за малым. Выйти на ринг, борцовский ковер или татами и на деле доказать спортсменам-недотепам преимущества традиционно широкого подхода к технике. Выкрутить руку мастеру спорта по дзюдо каким-нибудь залихватским заломом в стойке из обширных арсеналов дзю-дзюцу или послать на пол разрядника по боксу уракеном или татэ-цуки. Любопытно, что и первое (болевой на локоть в стойке) и второе (удар кулаком наружу) правилами соревнований дзюдо и бокса, в принципе, не запрещены! Что-то о подобных подвигах энтузиастов возвращения к истокам традиционных стилей единоборств пока не слышно, и рисковать здоровьем никто не собирается. Давно пора понять, что отточенную и выверенную на десятках соревнований технику не передавить массой плохо отработанных приемов. Представьте поединок мастера фехтования с мечом (или шпагой) против этакого "универсала", увешанного самыми разнообразными боевыми серпами, молотами и нунчаками (как же без них!), да еще и пытающегося менять оружие в ходе схватки. Долго продержится? Кстати, данная картина - повод для размышления нашим отечественным поклонникам таинственного нин-дзюцу, любящим щеголять объемом своих арсеналов. Одним словом, побить хорошего спортсмена на аналогичной технике практически невозможно. Беда спортивных стилей не в недостатке техники, которую они оттачивают так, что адептам восточных единоборств и других эксклюзивных стилей близко не снилось, а в том, что узкие рамки соревнований не готовят к нестандартным для них ситуациям, которые могут возникнуть в реальном бою. Спортсмен напоминает локомотив. Если вы стоите на рельсах, переедет, даже не заметив. Костей, а также всех остальных частей тела, не соберете. Сделайте шаг в сторону (естественно не в плане передвижений, хотя случается и такое), и вся масса отточенной и выверенной техники прокатится мимо вас.

    По моим наблюдениям, сделать из хорошего спортсмена матерого бойца - рукопашника гораздо легче, чем толком научить драться представителя восточных стилей. У спортсмена, кроме собственно техники, на "балансе" отличная подготовка тела, умение работать на пределе возможностей и настроенная на схватку психика. Нужно только дополнить его технический арсенал недостающими элементами, да расширить сознание, выводя его за привычные рамки спортивных правил. Научите опытного самбиста или вольника не подставлять голову и пах под удары, и вы получите единоборца, которого практически ничто не остановит. Поставьте боксеру умение снимать элементарные захваты, научите его бить головой, локтями и коленями, если противник пытается войти в клинч, и вы получите примерно схожий результат. В отличие от спортсменов у ушуистов и каратистов подчас весь "багаж" нескольких лет тренировок ограничивается "джентльменским" набором тао или ката, а у представителей "эксклюзивных" и секретных стилей единоборств и того меньше - куча интересных, но голых идей. Обучая их, приходится начинать практически с нуля, если не с минус единицы: мешают неудачные навыки движения да "шелуха" в голове.

    Бойцы и мастера

    "С древних времен китайское государство не готовило, а выбирало кадры. И сейчас лучшие тренеры в Китае - это люди, способные определить будущего чемпиона среди других одаренных. Тренировать слабых, не гениальных - для Китая пустая трата времени".
    А. Ю. Кузьмин "Солнце и снег"

    Кроме наличия или отсутствия соревнований сама методика подготовки на Западе и на Востоке создавалась с ориентировкой на разные цели. На Западе готовили бойцов. Сначала нарабатывалось ограниченное количество отдельных приемов. Далее совершенствование шло за счет развития комбинаторики движений, проще говоря, приемы вязались между собой в связки, которые и являлись основным оружием в бою. На сколько-нибудь серьезных соревнованиях не увидишь боксера, бьющего на ринге только одиночные удары, вряд ли он продвинется дальше отборочного тура.

    Комбинаторика западных стилей универсальна вне зависимости от того, ударные это стили или бросковые, и касается не только практики тайского бокса. Выше я говорил, что дзюдо стоит гораздо ближе к западным стилям, чем к восточным. Одним из революционных введений доктора Кано в методику подготовки борцов, принятую в то время в Японии, была разработка переходов и связок между бросками, аналогичных уже применявшимся в европейской борьбе. Что с блеском оправдало себя на соревнованиях по единоборствам с традиционной школой дзю-дзюцу. КПД такой системы подготовки довольно высок, особенно в плане массовости. Накатывая простейшие приемы, а потом строя на их основе связки, можно сравнительно быстро поставить на поток "производство" хороших бойцов, что мы и видим на данный момент в практике школ, придерживающих подобной методики обучения.

    На Востоке к людскому материалу подходили с иных позиций. "Если через год от ста учеников осталось десять, это хороший результат. Если через десять лет от десяти учеников остался один ученик это отличный результат". Я не ручаюсь за дословность цитаты, но сам принцип понятен. Методика обучения в восточных школах была рассчитана не на подготовку бойцов, а на формирование мастера. То, что остальные ученики при этом были чем-то вроде отходов производства, никого не беспокоило. Тем более что людских резервов на Востоке хватало как в древности, так и в наши дни. Соответственно поставленной цели подбирались и средства тренировок.

    Так считалось, что с противником должно быть покончено одним приемом, что вполне можно отнести к мастерскому уровню работы. То, что данный принцип сформировался на средневековой Окинаве и исходил из того, что самурай с катаной не давал крестьянину второго шанса, мне кажется сомнительным. Рассказ о доблестных крестьянах больше походит на легенду, придуманную Фунакоси для обоснования историчности собственной школы. Если принять данную легенду за истину, то не очень понятно, почему подобного принципа в той же Японии придерживались многие школы дзю-дзюцу и кэндо, а на искусстве опережающего удара была основана целая школа фехтования - йай-до. Что, и туда вездесущие крестьяне проникли? "Одна стрела сбивает одного орла, две стрелы это слишком много" - подобных изречений хватает как в чань, так и в дзен-буддизме, где одним из принципов эстетики считалось правило минимально необходимого воздействия. Именно чань и дзен-буддизм был основой психологической подготовки воинов на Востоке и, скорее всего, там, а не в горах затерянного между Китаем и Японией острова, о котором в мире до американского десанта в 1945 году ничего толком не слышали и не знали, нужно искать истоки данной традиции.
    Впрочем, причины могут быть разные, но результат один: комбинаторике приемов на Востоке внимания почти не уделяли, рваная динамика многих стилей ушу и каратэ и в наше время заметна с первого взгляда. Один тренер по каратэ мне совершенно серьезно говорил про личную находку в технике, которая заключалась в том, что во время связки не стоит жестко фиксировать первый удар, надо сразу переходить ко второму, что делает связку динамически более гладкой. Для человека, воспитанного на динамике сетокана, это действительно было открытием и, в некотором роде, личным достижением. Отсутствие или чрезвычайно слабая проработка связок компенсировалась в процессе обучения работой на перспективу в плане развития энергетики и сознания. На основании собственного опыта мне тяжело говорить про боевую эффективность этих практик, но вот характерный для Востока пик мастерства в 40 лет без подобных тренировок действительно не возможен. Перспектива работы с энергетикой и сознанием до сих пор привлекают в залы восточных единоборств многочисленных легковерных адептов, желающих и быстрее научиться драться, и энергетику раскачать, и сознание расширить, и всё за весьма ограниченное время. Не получается, так как на подобные практики требуются десятилетия работы, а выдерживают такие нагрузки и сроки единицы. Одним словом, по идее, Запад занимается ширпотребом, Восток производит эксклюзивный товар. По факту, на данный момент западный ширпотреб в своем большинстве имеет очень эффективную систему контроля (см. предыдущий раздел) и, вследствие этого, вполне приличный уровень качества, а репутация эксклюзивного товара Востока изрядно подмочена из-за большого количества аферистов и подделок.

    О правой и левой стороне тела

    "Правша должен держать свою правую руку немного выше и либо бить левшу коротким левым, либо делать финт левой, сопровождаемый правым хуком".
    Брюс Ли

    Есть одна странность, на которую люди, сведущие в боевых искусствах, мало обращают внимание. В любом учебнике по боксу стойка боксера, удары и связки всегда даются с учетом правой и левой сторон человеческого тела. "Левой рукой прощупываешь противника, а правой бьешь! Прощупываешь и снова бьешь!" - так мне в далеком детстве объяснял мой первый тренер по боксу. Про то, как опасен в бою левша, и как непредсказуем "скрытый левша" (есть и такая категория), опытный боксер может прочесть целую лекцию. Аналогично, хотя и не так жестко, упоминается право- и левосторонняя стойка в самбо. То есть западные стили создавались и разрабатывались с учетом дисгармонии человеческого тела. Теперь откройте любой учебник по каратэ или ушу и попробуйте найти там хоть одно упоминание о том, что у человека есть правая и левая стороны тела. Такое впечатление, что у японцев и китайцев про право и лево вспоминают только тогда, когда нужно делать развороты в тао или ката. А про то, что одна рука сильней другой, они вообще не знают.

    Причина разницы в подходах коренится опять же в том, что на Западе и на Востоке цели подготовки были различными. Повторюсь, на Западе готовили бойцов-единоборцев, на Востоке – мастеров-единоборцев. Если вы ставите технику бойцу, притом за достаточно сжатые сроки, и имеете целью нокдаун или нокаут, естественно, что удар справа будет эффективнее удара слева или, что равноценно, при постановке равного по силе удара с двух рук, удар с правой руки тренируется быстрее. Кроме этого бойцу нужно знать, удара с какой руки в схватке ему нужно опасаться, а каким можно и пренебречь. В бою важно остаться на ногах, не словив нокаутирующего удара, от легкой плюхи с левой руки можно упасть только под весом уязвленного самолюбия. Разгонять же воздух в ката можно как с правой, так и с левой руки одинаково эффективно и уж тем более все равно, с какой руки отвечает воображаемый противник.

    Хотя не все так просто. Дисгармония правой и левой руки коренится в полушариях головного мозга и, делая какое-либо действие рукой, мы, одновременно, активизируем соответствующее полушарие. Практика акцентирования техники на одну сторону со временем только усиливает неравномерное развитие полушарий. Если вам нужно не столько подготовить бойца, сколько гармонично развить человека как личность, то левой стороне стоит уделять повышенное внимание, со временем уравновешивая и выравнивая движения с одной и с другой стороны. Также не нужно особых доказательств, чтобы сообразить, что мастер, одинаково хорошо владеющий обеими руками, опаснее "однорукого" бойца (не путать с "одноруким бандитом"). Правда, на формирование такой "мастерской" техники, как и на упоминавшуюся проработку энергетики, нужны соответствующие сроки и усилия, которых не жалели на Востоке.

    В практике йоги считается, что любое упражнение (или точнее асана), которое делается на правую и левую стороны, сначала выполняется на слабую (кстати, необязательно левую) сторону, а только потом на сильную. Человек из-за присущей ему психологической особенности первое упражнение всегда будет делать более тщательно, чем его повторение. Тогда, со временем, дисбаланс уходит, и тело развивается гармонично. Впрочем, подобные вещи интересуют только тех людей, которые озабочены своим развитием, среднему бойцу такие проблемы нужны как козе баян.

    Инструкторы и сенсеи

    "Нельзя быть непочтительным к учителю" - первый из двадцати запретов в школах ушу."
    "Нельзя обучать того, кто не предан учителю и не чтит старших" - вторая из десяти категорий лиц, которых нельзя обучать ушу."
    В. Малявин

    "Традиция внутренних школ ушу"

    Естественно, что разница между Западом и Востоком лежала не только в целях тренировок, но касалась и отношений, которые возникали в процессе обучения между учениками и учителями. На Западе человек, обучающий чему-то, всегда был просто человеком, знающим какой-то определенный вопрос (в нашем случае боевое искусство) лучше ученика. Ученик же, в свою очередь, получал от учителя необходимые ему знания, расплачиваясь за это тем или иным образом. Так сказать, один имеет что-то, что может предложить, второй нуждается в этом и получает за определенную плату. Вот и вся нехитрая логика отношений, напоминающая логику "Капитала" Маркса. Естественно, что в процессе обучения между учеником и учителем могли возникнуть личные связи типа уважения или симпатии, но такие чувства всегда играли вторичную роль по отношению к делу, которым оба занимались. На Западе учителя не возводили на недостижимый пьедестал, не идеализировали и не требовали безупречности в других вопросах. Знает он то дело, которому обучает? Если знает, то кому какое дело до его "частной" жизни. Такое отношение берет начало из средневековья, когда профессия учителя фехтования в рыцарском замке считалась необходимой и уважаемой, но ничем особым не выделяющейся среди других. Так же нуждались, пользовались услугами и уважали за добросовестную работу хорошего врача или повара. Самый подходящий термин для учителя боевого искусства в западном понимании - инструктор.

    На Востоке Учитель - величина абсолютная. Учитель - это идеал для ученика, причем идеал недостижимый. Долг перед Учителем считался неоплатным, благодарность ученика по восточным понятиям не знала границ. Связь между учеником и Учителем была нерушимой, вне зависимости от того, контактировали они между собой или нет. Представьте себе нелепую для западного сознания ситуацию, когда ученик занимается у Учителя месяц - другой, а то и просто получает благословение. Затем судьба их разводит. Проходят десятилетия, а ученик так и считает себя учеником именно того Учителя, который когда-то показал ему несколько приемов, а то и просто сказал пару слов "на дорогу". Справедливости ради нужно отметить, что подобным образом относились не только к учителю боевого искусства, а к любому учителю, какому бы предмету он ни обучал. Понятно, что большинство наших современных "сенсеев" в залах тоскуют по таким отношениям. Очень хотелось бы произнести пару-тройку умных фраз и получить благодарного по гроб жизни ученика, но… Увы, мы не в Японии и не в Китае. То ли ученики не вышли, то ли учителя подкачали, то ли чужие высказывания за прошедшие века затерлись и не оказывают должного воздействия.

    Логика западного подхода к обучению нам понятней хотя бы потому, что, сколько ни ряди нас в кимоно, все равно к Европе мы ближе, чем к Азии, как территориально, так и в плане психологии. С восточной логикой нужно разобраться особо. Сразу сбросим со счетов ссылки на восточный менталитет, которые больше запутывают, чем объясняют ситуацию. Тому, что на Востоке ученики молятся на учителя, должны быть определенные причины вполне реального характера.

    Кстати, молятся не только фигурально. В восточных школах была развита целая система мер по внедрению подобного отношения к учителю в сознание ученика. Одной из этих мер могла быть и совместная молитва портрету учителя перед тренировкой. Между прочим, в залах айкидо до сих пор вывешивают на стенку портрет дедушки Уэсибы, а если группа в зале тренируется временно, то ставят его фотографию. Странная особенность, если не понимать, что это фрагмент психологической подготовки, если не сказать обработки, более широкого плана.

    Смысл такого отношения к учителю в том, что когда ученик видит в учителе нечто божественное, то в его сознании отключаются механизмы критического контроля ситуации. Ученик не обсуждает действия учителя и не сомневается в его правоте. Обучение идет быстрее, так как информация ложится прямо на подсознание и усваивается лучше, чем когда в дело вмешивается критический разум, обожающий все подвергать сомнению и опровергать. Ученик на Востоке быстро становится практически копией учителя, притом не только в сфере боевого искусства, но и в стиле жизни. В традиционных школах контакт облегчался и тем, что учитель и ученики жили совместно и общались гораздо ближе, чем западный инструктор и его ученики. Одним словом, на Западе ученик набирается от инструктора необходимых ему знаний, на Востоке стремится стать копией своего сенсея или шифу. Все было бы хорошо, и можно было бы только восхищаться мудростью восточных мастеров, создавших эффективную систему обучения, если бы не одна тонкость. Чтобы привнести в дело, которому тебя обучают, что-либо новое, нужно усомниться в правильности того, что делает учитель. Не найдя собственного ключа, собственного подхода, невозможно перерасти наставника. На традиционном Востоке с его системой обучения, ученику не могло прийти в голову ни как сделать шаг в сторону, ни как перерасти божественного и непогрешимого сенсея. Копия, как известно, всегда хуже оригинала. Хоть на немного, но хуже. Теперь прикиньте, если поколение за поколением ученики копируют учителей, становясь при этом немного хуже своих предшественников. Что получается? Правильно. Стабильная, устойчивая и незаметная деградация, результат которой мы и наблюдаем на данный момент, и о которой еще Брюс Ли заметил: "99 процентов системы самозащиты, существующей на Востоке - не что иное, как абсурд. Это разукрашенный джаз. Он хорошо смотрится, но не срабатывает". Остается добавить, что один процент как раз и приходится на долю тех самых мастеров, благодаря которым восточные единоборства известны и популярны в мире.

    Читатель должен был заметить, что, сравнивая Восток и Запад, я избегал мерить их по шкале "хорошо - плохо". Просто на разных концах континента исходили из различных предпосылок, стремились к разным целям и, соответственно, приходили к непохожим результатам. В общем же плане, в наше время развитие боевого искусства тяготеет к западному варианту, о чем говорит большое количество возникающих на самом Востоке стилей, скроенных по западным меркам (уже упоминавшиеся дзюдо, тхеквондо). Большинство же восточных особенностей больше сохраняются как раритеты, и интересны скорее в познавательном, чем в практическом плане.

    Алексей Кузьмин

    Автор Комментарий
    Наталья
    10.12.08 22:42
    w.t.nigga
    13.03.08 18:34
    Помогите найти что-нибудь о стиле Ву-Танг пож.
    Николай
    09.11.06 18:01
    Добрый день. Человеку писавшему статью искреняя благодарность, посмеялся от души потому что столь однобокой критики в одну сторону уже давно не слышал. В первую очередь хотелось бы заметить глупость и грубейшую ошибку в определении и отожествлении понятий боевых исскуств с единоборствами а уж тем более со спортом. Во первых единоборство подразумевает работу с одним человеком или противником от этого и пришло название единоборство, а боевое исскуство это как минимум рбота не только с одним но и несколькими противниками, это в общих чертах и очень грубо чтоб не перегружать вас терминами. Второе согласен на все 100% с Алексеем Кузьминым что работа на результат дает заметный эффект за более короткий срок и что настоящим мастером боевых исскуств становиться 1 из 100, но простите тот человек который достигает этого уровня стоит на голову выше мастера по борьбе, боксу и т. д. Я не в коем случае не хочу обижать эти виды спорта они хороши и я их уважаю и не собираюсь их критиковать, как за частую это делают они по отношению к Каратэ, Айкидо и т. д. Но мне не менее часто приходилось наблюдать как боксеры или борцы, или кик-боксеры были повержены абсолютно элементарным образом из-за излешней самоуверенности, не дооценки противника и т. д. Далее автор статьи - это явно начитавшийся поверхностной и простой литературы человек делает выводы по поводу того, что к нам не пришли понятия дохай, кохай, сэмпай и т. д. Опять глупости все эти понятия пришли и существуют в наших До-дзе. Далее спорт есть то что ограничено правилами, например боксерам с малого вбивают в голову ниже пояса не бить, локтями, коленями, ногами не бить, работа идет исключительно фронтальная и т. д. победить такого человека в схватке я не хочу сказать что просто и легко, но определенно развязывает руки, и это не пустые слова а подтвержденные делом. Одним словом по поводу объективности стать откровенно говоря УЖАСНО. Кстате замечаний по поводу статьи еще очень много хотя я могу ошибаться веть это только мое мнение и выводы, и опять с легкостью соглашусь с Алексеем Кузьминым выводы каждый должен сделать сам. Кому будет интересно мое мнение пишите мне на почтовый ящик.
    [email protected]
    Алексей Кузьмин
    10.05.06 01:10
    Добрый день, это Алексей Кузьмин. Очень польщен цитированием своей книги на вашем сайте. Большое спасибо!
    Хочется также подбросить немного материала для размышлений.
    Как я субъективно и однобоко понял, автор статей считает, что западное направление работает исключительно «на результат», а восточное – исключительно «ради процесса». Прежде, чем оспорить это, маленькое замечание.
    Работа «на результат» дает быстрый и гарантированный эффект к заданному сжатому сроку. При этом не каждый добивается наибольшего индивидуального мастерства, из-за сжатого темпа и неизбежной стандартизации обучения. Кроме того, тренирующиеся получают неизбежный процент травм, который вызывает отсев, как по физическим, так и по психологическим причинам. После прохождения пика формы в 30-летнем возрасте, боец резко снижает уровень, а то и серьезно теряет здоровье. Это касается не только бокса, но и художественной гимнастики, фигурного катания, футбола… Работа «на результат» имеет и свои отрицательные стороны. Ими можно пренебречь, когда «человеческий материал» в избытке. А вот в наших условиях, когда нация уменьшается на миллион человек в год, этот фактор уже надо учитывать. У нас люди платят за свое обучение, вкладывают деньги, полученные из другого источника. В случае травмы они могут потерять источник своего основного дохода. Поэтому мотивация биться невысокая.
    Работа «ради процесса» дает спорный и негарантированный эффект. Мастером станет 1 из 100 – это громадный успех. Зато мастер максимально полно раскроет свои индивидуальные дарования. Пик физической формы сместится на 40 – 50 лет, а состояние здоровья улучшится выше среднестатистического уровня.

    Теперь к делу. Была ли в Китае работа «на результат»? Была ли экономичная «прикладная рукопашка»? Я думаю, что была, до эпохи огнестрельного оружия. С появлением винтовок прагматичные китайцы с легким сердцем забыли традиционные методы подготовки. (Те, кто не понял реалий нового времени, сложили головы в «Боксерском восстании»). И не вспоминали их вплоть до событий на Даманском. С тех пор их спецназ изучает бокс и бросковую технику, а «шаолиньское ушу» продается туристам оптом и в розницу.
    Что касается цзиней и шеней. С прекращением спроса на прикладную рукопашку, профессиональные тренеры перешли к работе «ради процесса». Потребителями их услуг стали платежеспособные и высококультурные слои общества, что и породило появление «внутренних стилей» в том смысле, который имеет в виду автор статей.

    Теперь начинаем бояться. Китайцы вновь начали работать «на результат». Компартия ставит конкретные задачи – побеждать. Человеческий материал – в избытке. Мотивация биться крайне высока. Спортсмены получают стабильную высокую зарплату, полный пакет социального страхования, гарантированное трудоустройство по окончании карьеры в спорте. На фоне массовой нищеты – это счастье – быть профессиональным спортсменом. Китайцы продемонстрировали свои успехи в гимнастике, прыжках в воду, волейболе, фигурном катании, дзюдо. Из других единоборств они пока сосредоточились на саньда, где демонстрируют очень высокий уровень. Они пока не развивают бокс и кик-бокс – традиций все-таки нет, и не вкладываются по этим направлениям. Но в саньда они весьма озадачивают наших спортсменов, другие иностранцы там рядом не стоят, наша сборная по каратэ кекусинкай недавно попробовала с ними потягаться с заметным неуспехом… Конечно, кекусинкай – весьма своеобразное единоборство, где запрещены броски, отталкивания, и удары руками в голову… Но наши каратисты тотально доминировали на чемпионате мира, там только один японец в финале победил, остальных забили…
    Продолжаем бояться. У нас ситуация не имеет признаков улучшения. Человеческая жизнь и здоровье дорожают, количество населения уменьшается. Те, кому положено «работать на результат» - малообеспеченные полу криминальные пацаны вроде Тайсона – и близко не подходят к секциям боевых искусств. Им денег не хватит даже защиту купить… А тренируются студенты и менеджеры младшего звена – им травматизм ни к чему.
    В Китае государство активно раздувают национальное честолюбие, готовит народ к новым победам, не жалеет денег для стимуляции лучших. Выбирать есть из чего. Кроме того, физические кондиции нации понемногу улучшаются. Китайцы практически не пьют, курят меньше, а питание становится дешевле. Средний рост китайских элитных солдат, по результатам совместных маневров, пока уступает нашим десантникам, но мы-то знаем разницу между элитными частями и основной массой…
    …Вот такой материал для размышлений, а выводы каждый должен делать свои…

    Добавить комментарий
    Автор:
    E-mail:
    Комментарий:
    Контрольное число:  

    Новости кибоксинга | Новости IKAS | Единоборства | Кикбоксинг и тайский бокс | Растяжка и гибкость | Великие бойцы | Принципы тренировки | Спортивная экипировка | Фитнес